Интервью ИА "Интерфакс". Евгений Петров: РФ переходит к идее межотраслевых балансов, первым звеном станут минеральные ресурсы

INTERFAX.RU: Любой кризис обнажает проблемы, и на фоне происходящего в геополитике и экономике недропользователи России столкнулись с трудностями, которые прежде не решались годами, а теперь стали настоящим камнем преткновения. Страна, обладающая уникальными природными ресурсами, вдруг ощущает нехватку каких-то видов твердых полезных ископаемых, обнаруживает сложности в разведке, добыче и переработке своих ресурсов просто потому, что большая часть технологий и оборудования - зарубежные.

О том, как в России происходит переосмысление системы использования недр, какую роль в этом процессе могут сыграть идея возврата к межотраслевым балансам и переход к управлению на основе больших данных, о невостребованности нефтяных хранилищ и спросе на захоронение СО2, а также о проектах нефтегазовых компаний по геологоразведке в интервью "Интерфаксу" рассказал руководитель Федерального агентства по недропользованию (Роснедра) Евгений Петров.

- Ресурсная база - основа российской экономики. Но от российских полезных ископаемых теперь многие отказываются. Изменившиеся условия нашли отражение в пересмотре государственного отношения к ресурсам страны?

- Россия играет слишком важную роль в мировой экономике, попытки отказа от российских поставок не могут увенчаться успехом - это очень скоро поймут все. Да, по ряду направлений нас можно заместить, и, безусловно, многие компании, китайские или индийские например, будут стремиться занять наше место. Но порадуют ли Европу азиатские монополисты? Россия как страна с огромным ресурсным потенциалом обеспечивает баланс оптимальных цен на энергоресурсы в мировом масштабе.

Что касается изменений государственного подхода, то сейчас как никогда становится ясно, что навязанные западом технологические приоритеты представляют угрозу самостоятельности России, усиливают нашу зависимость от зарубежных технологий и поставок. Пришло понимание того, что мы должны развивать собственную повестку, исходя из особенностей своих запасов, и при этом сами формировать отраслевые тенденции.

Россия богата не только природными, но и профессиональными ресурсами, у нас много квалифицированных специалистов с фундаментальными знаниями, много хороших школ. В геологии наша страна - один из лидеров научной мысли. Выражаясь дипломатично, можно сказать, что ранее мы не должным образом относились к развитию российских технологий. Отечественные идеи часто не находили поддержки, не развивались до уровня, когда они могли бы стать частью единой цепочки сервисных услуг. Известны случаи, когда западные компании брали российские уникальные разработки и на их основе развивали свои высокотехнологичные услуги. Сейчас мы должны выстроить собственные технологические цепочки сервисных услуг.

Природные условия России и ее география представляют чуть ли не все климатические зоны планеты, мы умеем создавать такую технику, которая не допускает отказов при самых разных температурах и погоде, сложнейших геологических условиях Тимано-Печоры, Западной Сибири или Дальнего Востока. Кстати сказать, технологическое развитие в недропользовании и космической индустрии идут нога в ногу. Недаром развитием флота гидроразрыва пласта занимается Роскосмос - потому что глубоко в недрах мы имеем дело со столь же экстремальными режимами температур и давления, что и в космосе.

В масштабах страны ресурсная база должна стать почвой технологического развития, а геологическая служба России - центром технологических компетенций. Вокруг недропользования консолидируются передовые отечественные разработчики из всех сфер. Заметно изменилась и межведомственная работа. Сегодня Минприроды и Роснедра совместно с Минпромторгом и Минэнерго не просто актуализируют "Стратегию минерально-сырьевой базы до 2030 года", но напрямую увязывают ее с "Энергостратегией до 2030 года". Будет сформирован единый комплексный документ с детально продуманными цифрами, полномочиями и этапами - от государственного изучения недр до лицензирования, добычи, экспорта и государственных доходов. Эти цифры станут играть роль KPI в государственных программах.

- Какой здесь будет роль Роснедр?

- Задача Роснедр - обеспечить сырьевой суверенитет страны, устойчивость геологоразведочной отрасли, её эффективный переход на новые рельсы. В то же время мы не должны упускать возможности, которые открываются при текущих интенсивных изменениях. Отрасли необходим орган стратегического управления, штаб, системно программирующий её развитие. В этом, на мой взгляд, заключается роль геологической службы России.

Роснедра отвечают за минерально-сырьевую базу, которая находится в начале всех промышленных цепочек. Наша служба должна должны стать гарантом бесперебойной поставки минерального сырья в любую точку страны по запросу бизнеса и с учетом рыночной конъюнктуры. Для этого нам необходимы механизмы межотраслевого стратегического планирования в области спроса: какие виды сырья будут востребованы, насколько наши запасы конкурентоспособны.

Россия хорошо изучена геологически, сегодня мы точно понимаем свой ресурсный потенциал. Но мы не знаем главного, в какой-то точке страны и сколько требуется тонн металла или другого полезного ископаемого и по какой цене. Мы очень часто говорим о недостаточном финансировании геологоразведочных работ, но нужно помнить, что фундаментально дело не в деньгах - сегодня ресурсная база больше, чем потребление. Дело в экономической связности отраслей: многие направления экономически нерентабельны в силу низкого внутреннего спроса.

Тут ключевым рычагом должен стать переход к межотраслевым балансам. Государству необходимы системные механизмы анализа межотраслевых производственных цепочек, как в натуральном, так и в денежном выражении. Необходимо целостное видение узких мест и потенциальных точек роста в межотраслевом масштабе. В отсутствие механизмов межотраслевого баланса мы не можем по-настоящему ставить вопрос об обеспеченности экономики стратегическими видами сырья и, шире, об отраслевом суверенитете России.

Механизм межотраслевых балансов позволит анализировать реальную маржинальность технологических и инфраструктурных цепочек. Это, в свою очередь, обеспечит расчёт реальной ресурсообеспеченности страны и даст основу для программы снижения себестоимости конечной продукции. Позволит быстро реагировать на изменение внешней конъюнктуры.

Например, сейчас мы оцениваем перспективы развития литиевых батарей, но мировая промышленность уже открывает для себя батареи натриевые. Именно долгосрочное планирование - залог рентабельности. Происходящие в мире изменения открывают нам принципиально новые возможности, новые рынки. И в то же время требуют от нас точных долгосрочных прогнозов. Чтобы подготовленные сегодня запасы были через 5, 10 или 20 лет конкуренты не только на внутреннем, но и на международном рынке.

Идея перехода к межотраслевым балансам активно поддерживается различными ведомствами. Есть и критики, которые заявляют, что это возвращение к Госплану. Поэтому важно подчеркнуть, что межотраслевые балансы - это современная экономическая стратегия. Крупнейшие индустриальные страны строят свою экономику на межотраслевых балансах. В США более 150 отраслевых балансов, в Китае эта информация носит закрытый характер, но можно предположить, что там межотраслевых балансов еще больше.

Без этого невозможно эффективное развитие промышленности. Тем более, что современные цифровые технологии позволяют учитывать множество показателей и быстро строить вероятностные математические модели. Роснедра уже ведут несколько пилотов по созданию "жизненного цикла" определенных продуктов, которые позволяют нам видеть затраты на единицу продукции, оценивать маржинальность тех или иных звеньев технологических цепочек, этапы формирования добавочной стоимости.

- Как Роснедра оценивают информационную составляющую недропользования?

- Наша задача - переход к управлению отраслью на основе данных. Очевидно, что внедрение эффективной аналитической работы, в том числе межотраслевых балансов возможно только на основе комплексного анализа больших данных. Поэтому вопрос развития цифровых мощностей нашего ведомства имеет для нас первостепенное значение. И тут, конечно, есть к чему стремиться.

В частности, есть сложности с доступом к геологической информации, полученной за счёт государства в предыдущие периоды, в том числе в советское время. Большие сервисные компании и производственные объединения приватизировались, объединялись, исчезали или переходили в частные руки - вместе с большим объемом геологической информации, который сегодня государству недоступен. По поручению президента мы ведём работу по созданию реестра всех массивов данных, находящихся вне Единого фонда геологической информации.

В массиве первичных геологоразведочных данных заключены будущие открытия, эффективное использование государственного бюджета, приоритеты научно-технического развития. Анализ больших данных позволит выявить критические неопределённости, снятие которых повысит уровень оценки запасов. Кроме того, на основе интегрированных данных будет гармонизировано геологическое изучение за счёт средств федерального бюджета и за счёт недропользователей, что обеспечит более комплексное изучение недр. Консолидация данных играет огромную роль и в технологическом перевооружении отрасли: чем больше первичной геологической информации, тем проще дальнейшая работа с запасами, тем эффективнее подбор технологий.

- На фоне жестких санкций и геополитического противостояния мы видим факты отказа от покупок российской нефти. В 2020 году из-за пандемии и падения спроса тоже были моменты сложностей с продажей нефти. Почему инициатива создания подземных хранилищ нефти, которая поднималась и в предыдущие десятилетия, до сих пор не реализована?

- Действительно, в России очень хорошо развита система подземного хранения газа, но по нефти такой системы нет. Всё просто: российская экономика никогда остро не нуждалась хранилищах нефти, а отечественным компаниям зачастую дешевле снизить добычу нефти, чем заниматься ее хранением.

Почему, например, США создали огромную систему нефтяных хранилищ, так называемый "Стратегический нефтяной резерв"? Потому что на внутреннем рынке США сосредоточен большой объем переработки. Создавая запас нефти, США гарантируют постоянное наличие сырья для своих НПЗ. Параллельно резервные запасы нефти позволяют властям сглаживать изменения цен.

Добыча российской нефти в значительной мере была ориентирована на экспорт, внутреннее потребление для собственной переработки было небольшим. То есть у нас всегда был линейный, неплохо прогнозируемый спрос на нефть, а потому потребности в нефтехранилищах не возникало. И даже сейчас, повторюсь, компаниям проще снизить добычу, сугубо из экономических предпосылок.

У России есть опыт создания нефтехранилищ, большой геологический потенциал в части возможности размещения подземных нефтехранилищ. Строительство такого хранилища займет от полутора до двух лет. Но подземное хранилище - удовольствие дорогое. Кто будет финансировать подготовку и строительство объекта? Есть много нюансов, как, например, коэффициент извлечения нефти, не всю закаченную нефть можно будет потом извлечь, обязательно возникнут потери. И, наконец, само обслуживание и мониторинг нефтехранилища тоже стоят денег.

Для создания системы нефтехранилищ сначала необходимо сделать этот процесс эффективным бизнесом, который сможет обеспечивать энергетическую безопасность, а со временем сможет играть всё большую роль в регулировании мирового нефтяного рынка.

- Россия с 2022 г ввела новые законодательные инициативы по улавливанию, закачке и хранению СО2. О проектах в этой сфере заявили ряд крупных компаний. Но ситуация резко изменилась. Актуальность ССS/CCUS в новых реалиях утеряна?

- Сегодня несколько сместились акценты, но этой темой все равно нужно заниматься, поскольку необходимость заботы об окружающей среде никуда не пропала. И у нас работа продолжается, совместно с Минприроды уже много сделано, мы неоднократно об итогах докладывали.

В наступившем году подано 8 заявок на получение права пользования недрами для захоронения СО2, и сейчас в Роснедрах проводится анализ материалов. Интересно, что 3 заявки поданы "НОВАТЭКом", но ещё 5 - не добывающими компаниями, а представителями малых и средних предприятий, которые видят для себя в этом новый вид бизнеса. Таким образом, спрос на захоронение СО2 появился, и это очень хороший тренд. Несмотря на новые обстоятельства, бизнес видит тут перспективу - значит, игра стоит свеч.

- Перейдем к добыче углеводородов. Новой нефтегазовой провинцией становится север Красноярского края. Способен ли он возместить падающую добычу нефти в Западной Сибири?

- Ну, знаете, я не готов списывать со счетов потенциал Западной Сибири. Это уникальный нефтегазоносный бассейн. Сейчас там разрабатывается всем понятный меловой интервал (неокомский, сеноманские комплексы), все активнее вовлекаются в добычу юрские сложнопостроенные залежи, ещё не до конца изученные. А есть ещё палеозой с колоссальным, на мой взгляд, потенциалом. Совсем не тронуты гигантские сланцевые запасы. Западная Сибирь будет поставлять нефть еще не одно десятилетие, благо инфраструктура построена исчерпывающая.

Уверен, что и технологии повышения нефтеотдачи обеспечат дальнейшее развитие региона, даже на обводненных, уже выработанных месторождениях. Как известно, пионерами методов увеличения нефтеотдачи были советские ученые. Но в нашей стране это направление осталось недооцененным, а вот западные компании, наоборот, развили методы увеличения нефтеотдачи. И до недавнего времени химические составы для проведения третичных и четвертичных методов влияния на пласты в Западную Сибирь завозились самолетами с другого континента. Теперь это прекратится, но я знаю компании (пока не стану их называть), которые уже достигли хорошего технологического уровня, имеют оборудование и специалистов. Они могут оказывать услуги по повышению нефтеотдачи существенно дешевле западных предложений. Мне кажется, уже в самой короткой перспективе мы сможем решить здесь проблему импортозамещения, более того по ряду направлений полимерного заводнения она уже решена.

И, конечно, в России появляются новые нефтегазовые регионы, к которым, в том числе, относится Таймыр. Ресурсная база севера Красноярского края достаточно велика, составляет 2 млрд тонн извлекаемых запасов нефти и 152 млрд куб м извлекаемых запасов газа. Недавние крупные открытия: Пайяха с порядка 1 млрд тонн нефти, Западно-Иркинское с 511 млн тонн, месторождение имени Зиничева - 384 млрд кубов газа.

На территории арктической зоны Красноярского края в настоящее время действует 116 лицензий на пользование недрами в части УВС. В том числе 69 лицензий на геологическое изучение для поиска и оценки месторождений полезных ископаемых, основная масса которых предоставлены в 2019-2021 гг., а также 6 лицензий на разведку и добычу полезных ископаемых и 41 совмещенная лицензия на геологическое изучение, разведку и добычу. Результаты работы по этим лицензиям появятся через несколько лет - будут открыты новые месторождения, на балансе появятся новые запасы углеводородов. Думаю, в результатах можно не сомневаться: в регионе работают крупные компании, они заинтересованы в развитии своей ресурсной базы и действуют интенсивно.

- А Восточная Сибирь?

- В будущем регион будет играть важнейшую роль, но на сегодняшний день он еще недостаточно изучен, не оценён. И по вполне естественным причинам: Восточная Сибирь - это сложнейшие климатические и географические условия. Даже проведение геологоразведочных работ в такой короткий полевой сезон оказывается очень сложным и высокорисковым мероприятием, что уж говорить о прокладке трубопроводов по горным хребтам в пятидесятиградусные морозы. Конечно, уровень развития инфраструктуры в Восточной Сибири является ключевым ограничением, но я ни на минуту не сомневаюсь в перспективности этого региона.

- Россия обладает очень высокой обеспеченностью ресурсной базы по газу. Однако, в новых условиях возник вопрос переосмысления логистики, транспорта. Какие задачи государство ставит перед Роснедрами в этом плане?

- Важнейший проект - Северный морской путь. Его развитие ни в коем случае не должно быть остановлено: это залог конкурентоспособности российских ресурсов на мировых рынках. Благодаря Севморпути и развитию СПГ проектов у нас всегда будет альтернатива: мы сможем поставлять ямальский газ как на запад, так и на восток. А уже сам Севморпуть тянет за собой развитие смежных отраслей и целых регионов. И наша задача сегодня - обеспечить рентабельными ресурсами проекты вдоль Севморпути.

- Как идет защита результатов геологоразведки на Тамбейском кластере? Не переносятся ли планы освоения?

- В 2017 году "Газпромом" была проведена экспертиза запасов на Тасийском, Северо-Тамбейском, Западно-Тамбейском и Тамбейском месторождениях. Суммарные запасы Тамбейского месторождения составили порядка 5 трлн газа. В 2021 был представлен проект пробной эксплуатации на Северо-Тамбейском участке, где предусматривается первоочередной план освоения сроком на ближайшие 7 лет. Если внешние факторы не вмешаются, то ввод в разработку должен состояться не позже 2028 года (это условия лицензионного соглашения - ИФ). В 2022 году "Газпром" представил на оперативный подсчет информацию по ряду пластов Тамбейского участка, принципиальных изменений нет.

Также на Тамбейском кластере работает "НОВАТЭК" (на Южно-Тамбейском месторождении - ИФ). Согласно информации, которой располагают Роснедра, пока по Тамбейскому кластеру работа идет, компании не отказываются от текущих планов, ведут доразведку, подготовку к эксплуатации. А будет ли что-то меняться - такие вопросы правильнее задавать компаниям.

- "НОВАТЭК" просил зарезервировать 10 участков федзначения для производства СПГ на Ямале и Гыдане. По 7-ми из них уже проведены аукционы. Когда планируется выставить оставшиеся - Восточно-Явайский, Мамонтовский, Ярачойтский? На каких условиях?

- До завершения корректировки Генеральной схемы развития газовой отрасли до 2030 года и Энергетической стратегии до 2030 года и ее пролонгации до 2035 года приказом Роснедр от 01.06.2015 N366 был утвержден перечень участков недр, содержащих запасы или ресурсы природного газа, расположенных в нераспределенном фонде недр полуострова Ямал и Гыданского полуострова, исключенных из планов и программ лицензирования. В настоящий момент в перечне участков остаются Восточно-Явайский, Мамонтовский и Ярачойтский перспективные участки недр. В Роснедра не поступали предложения по исключению их из перечня участков и проведения на них аукционов.

- Есть ли результаты бурения "НОВАТЭКом" на Бухаринском участке? Когда компанией должна быть проведена разведка на других полученных участках Ямала и Гыдана?

- На Бухаринском участке завешено бурение глубокой скважины - 2875 м, намечены 12 объектов испытания, которые будут проводиться в этом году.

По другим участкам "НОВАТЭКа" сложно говорить: планы, которые фигурируют в проектах, могут быть пересмотрены. На Гыдане "НОВАТЭК" планирует пробурить 6 скважин в ближайшие годы. Исходим из того, что эти цели будут достигнуты.

На данный момент ни одна нефтегазовая компания не обращалась в Роснедра с просьбой об изменении планов геологоразведочных работ. Но по работе сервисных компаний мы видим, что объёмы работ значительно сокращаются. На сегодняшний день трудно сказать, насколько сократится геологоразведка в текущем сезоне и зимой следующего года.

- Что происходит с крупными шельфовыми проектами "Роснефти" в Арктике и Черном море?

- Месторождение "Победа" в Карском море требует доизучения, пока не закончены ГРР о перспективах говорить сложно. На участках Федынский и Центрально-Баренцевский в Баренцевом море компания ведет разведку, проведена обширная сейсмика, детализация. На структуре Восточно-Приновоземельского-2 участка, где открыты газовые месторождения имени маршалов Жукова и Рокоссовского, также продолжаются ГРР.

Что касается моря Лаптевых, то "Роснефть" сейчас детально сфокусировалась на доразведке Центрально-Ольгинского месторождения, расположенного на Хатангском участке. От результатов будет существенно зависеть дальнейшее развитие геологоразведочных проектов в этом регионе.

Вал Шатского в Черном море, где у "Роснефти" несколько лицензий, являлся наиболее перспективным объектом еще с советских времен. Сегодня выявлены и изучены большие структуры с высоким нефтегазовым потенциалом. Но есть конечно и проблемы, связанные с большими глубинами, сероводородом, что накладывает серьезные ограничения на использование стандартных технологий разведки и добычи. Но "Роснефть" по черноморским проектам движется в рамках плана, существенных изменений мы пока не видим.

Сегодня основная проблема освоения шельфовых месторождений - отсутствие российских технологий добычи. В Баренцевом и Карском морях много хороших месторождений, но в отсутствии технологий добычи они остаются просто ресурсной базой. Однако, для государства очень важно смотреть в будущее, продолжать освоение шельфа, заниматься развитием технологий разведки и добычи на шельфе арктических морей.

- Подал ли "ЛУКОЙЛ" заявку на постановку на баланс запасов нового месторождения, открытого на Каспии на структуре Титонская? Компания оценивает извлекаемые в 140-150 млн тонн т.у.т.

- Официально заявка со стороны "Лукойла" на экспертизу еще не поступала, однако компания анонсировала открытие крупного газоконденсатного месторождения, и у нас нет поводов не доверять этому сообщению. У "ЛУКОЙЛа" очень качественная экспертиза, особенно на Каспии.

- "Газпром нефть" попросила по заявительному принципу Нижнепуринские и Таймырские участки на севере Красноярского края, а также подала заявку на геологическое изучение Усть-Енисейского участка в Енисейском заливе. Вынесены ли решения?

- По Нижнепуринским и Таймырским участкам решений нет. По Усть-Енисейскому - заявочные материалы находятся в Минприроды. В ближайшее время ожидается направление материалов в правительство для принятия решения.

- "Газпром нефть" в предыдущие годы открыла на Аяшском участке шельфа Сахалина месторождения Нептун и Тритон, продолжает изучение. О каких-то новых результатах в Охотском море компания докладывает?

- "Газпром нефть" провела очень большие работы в Охотском море, доказала продуктивность на Аяшском участке. Но по результатам доизучения появились и новые опросы, которые требуют изучения. В настоящее время компанией проводится оценка рентабельности проекта в формате кластера.

- У "Сургутнефтегаза" несколько участков в Тимано-Печоре, начало добычи на которых планировалось аж в 2018 году. Почему до сих пор этого не произошло, не нарушает ли компания условия лицензий?

- Компания не отказывалась от лицензий в Тимано-Печоре, нарушений по ним мы тоже не регистрируем. "Сургутнефтегаз" работает в утвержденном календарном плане, проводит разведку.

- Новым для "Сургутнефтегаза" регионом стал Таймыр. Здесь компания достигла положительных результатов?

- В прошлом году на Таймыре компании представлено три участка по заявительному принципу - Дудинские-1,2,3. Срок геологического изучения 7 лет, соответственно, о результатах говорить преждевременно.

В предыдущие годы компанией были получены еще 3 участка на Таймыре. На Агапском началось бурение на Кубинской структуре, итоги работ компания в Роснедра еще не предоставляла. Нисколько не сомневаюсь в положительных результатах работы компании.

- Известна уже дата аукциона на месторождение золота им. Михайлова? Какие еще крупные аукционы по ТПИ ожидаются в обозримом будущем?

- Всего по ТПИ у нас в перечне по состоянию на май 2022 год 86 аукционов, в том числе на импортозависимые полезные ископаемые.

В третьем квартале ожидаются аукционы на крупные редкометальные Колмозерское и Полмострундровское месторождения в Мурманской области, в рудах которых основным полезным компонентом является литий. В четвертом квартале ожидаются аукционы на Гольцовое (бериллий, литий, ниобий и тантал) и Большетагнинское месторождение (ниобий) в Иркутской области. В результате в Иркутской области может быть сформирован добычной кластер редких металлов.

Кроме того, там же "Газпром" и "Иркутская нефтяная компания" формируют кластер по добыче лития из гидроминерального сырья, связанного с подтоварными водами при добыче углеводородов. Сегодня спрос на литий в России более чем скромный, но на международном рынке этот товар востребован.

Пока в Иркутской области речь идет о добыче сырья и его первичной переработке. В случае развития отечественной батарейной промышленности там могут появиться предприятия по глубокой переработке литиевого сырья, что даст колоссальный экономический импульс для развития региона.

ВСЕГЕИ
ФГБУ ВИМС
ГКЗ
Гидроспецгеология
Цнигри
Росгеолфонд
Внииокеангеология
ВНИГНИ
ИМГРЭ
ЗапСибНииГГ
ФГКУ "Росгеолэкспертиза"
Минприроды России
Росприроднадзор
Росгидромет
Рослесхоз
Росводресурсы